нас собаки догнали ой мама

Повести и рассказы

В однотомник включены ранее известные повести и новые произведения писателя. Впервые публикуются в книге рассказы «Свидание с сыном» и «Солдатенок», повествующие о людях, чьи дела, помыслы и судьбы были неразрывно связаны с событиями минувшей войны.

Сначала был куплен портфель. Черный дерматиновый портфель с блестящим металлическим замочком-защелкой, проскальзывающей под скобу. С накладным кармашком для мелочей. Словом, необыкновенный самый обыкновенный школьный портфель. С этого, пожалуй, все и началось.

Колесная дорога пробивалась сюда с побережья Иссык-Куля, все время ущельем, берегом реки, все время по камням и ухабам. Не очень просто было ездить по такой дороге. Дойдя до Караульной горы, она поднималась со дна теснины на откос и оттуда долго спускалась по крутому и голому склону ко дворам лесников. Караульная гора совсем рядом - летом почти каждый день мальчик бегал туда смотреть в бинокль на озеро. И там, на дороге, всегда все видно как на ладони - и пеший, и конный, и, уж конечно, машина.

В тот раз - а это случилось жарким летом - мальчик купался в своей запруде и отсюда увидел, как запылила по откосу машина. Запруда была на краю речной отмели, на галечнике. Ее соорудил дед из камней. Если бы не эта запруда, кто знает, может быть, мальчика давно уже не было бы в живых. И, как говорила бабка, река давно бы уже перемыла его кости и вынесла бы их прямо в Иссык-Куль, и разглядывали бы их там рыбы и всякая водяная тварь. И никто не стал бы его искать и по нем убиваться - потому что нечего лезть в воду и потому что не больно кому он нужен. Пока что этого не случилось. А случись, кто знает, - бабка, может, и вправду не кинулась бы спасать. Еще был бы он ей родным, а то ведь, она говорит, чужой. А чужой - всегда чужой, сколько его ни корми, сколько за ним ни ходи. Чужой... А что, если он не хочет быть чужим? И почему

Источник

Когда я учился в школе, наш физкультурный зал казался мне удивительно огромным. В нем проводились межклассные соревнования по баскетболу, футболу… Несколько лет назад я пошел на вечер встречи с выпускниками и заглянул в этот уголок радостного детства. Из него теперь сделали склад. Размером он оказался меньше, чем кухня-гостиная в современной распашонке-квартире среднезажиточного бизнесмена. Как я мог учиться здесь прыгать в высоту, длину… Разбегаться наверняка приходилось по синусоиде.

Особенно этот зал мне запомнился встречей, благодаря которой у меня, как говорят в детстве, появился настоящий друг, причем, навсегда! Я часто задумывался, как бы сложилась моя жизнь и кем бы я стал, если бы не он с его юношеской страстью к литературе, театру, музыке… Скорее всего я бы закончил Рижский политехнический институт, работал инженером на местной электростанции, к шестидесяти годам стал полноправным членом Евросоюза и более всего гордился тем, что могу без визы выезжать в Шенгенскую, извините, зону!

Я учился тогда в седьмом классе, мой будущий друг в восьмом. В нашем любимом спортзале учитель физкультуры после уроков для тех, кто хочет потренироваться, раскладывал стол для настольного тенниса. Вот за этим столом мы и схлестнулись! Несколько дней подряд пытались выяснить, кто из нас лучше играет? Не раз менялись и сторонами, и ракетками и немало искалечили шариков – все равно получалась ничья. Мой будущий друг, который тогда еще не знал, что он у меня навсегда, был явно недоволен результатом. Он же старше. Возвращались домой, как правило, вместе. Оказалось, что живем рядом. В один из таких вечеров он, как и подобает старшему, этак свысока спросил:

– Две! – как можно увереннее соврал я и покраснел то ли от того, что соврал, то ли от того, что мой новый друг мог посчитать меня безнравственным. А что я еще мог сказать? Десять? Нереально! Я с детства в отнош

Источник

Александр Покровский. "...Расстрелять"

--------------------------------------------------------------- © Copyright Александр Михайлович Покровский Александр Покровский. Официальный Web-сайт --------------------------------------------------------------- ББК 84.Р7 П48 Исполненные подлинного драматизма, далеко не забавные, но славные и лиричные истории, случившиеся с некоторым офицером, безусловным сыном своего отечества, а также всякие там случайности, произошедшие с его дальними родственниками и близкими друзьями, друзьями родственников и родственниками друзей, рассказанные им самим. Автор Редакторы: Н. Кононов, Ал. Тимофеев Художник М. Покшишевская (c) Издательство ИНАПРЕСС, 1994 ISBN 5-87135-008-9 ---------------------------------------------------------------

Содержание

Офицера можно Я все еще могу Я все еще помню Не для дам Yellow Submarine --------------------------------------------------------------- Александр Покровский, "...Расстрелять!" Издательство "Инапресс", 2001 год OCR Colonel Aureliano Buendia (aurelito@mail.ru), 2003 Александр Покровский "...Расстрелять!" Исполненные подлинного драматизма, далеко не забавные, но славные и лиричные истории, случившиеся с некоторым офицером, безусловным сыном своего отечества, а также всякие там случайности, произошедшие с его дальними родственниками и близкими друзьями, друзьями родственников и родственниками друзей, рассказанные им самим. Автор

* ОФИЦЕРА МОЖНО *

ОФИЦЕРА МОЖНО

Офицера можно лишить очередного воинского звания или должности, или обещанной награды, чтоб он лучше служил. Или можно не лишать его этого звания, а просто задержать его на время, на какой-то срок - лучше на неопределенный, - чтоб он все время чувствовал. Офицера можно не отпускать в академию или на офицерские курсы; или отпустить его, но в последний день, и он туда опоздает, - и

Источник

Русские народные частушки

Все сметаною…-. За пожеланиями колядники требовали угощения, но не обычного пирога, а непременно козулю. И это было не попрошайничество, а серьезное заклинание: Подайте коровку,

Прялку с Вашки привезли. — Прялки-корневушки (из ели) стоили недорого и покупались с удовольствием: лёгкие и изящные прялки удобно было брать с собой на бесёду.

«Аисты»-родовое прозвище из д.Бритвино Владимир Шабанов,Альберт Илатовский,Клим Кошкин- из этого рода(мой отец и дяди) » Онисихино»-место в д.Бритвино

Как любовный залог он привязывал девушку к парню, поэтому парни усиленно добивались этого подарка. Во время разлуки парень хранил этот подарок и изливал на него свои чувства, в надежде, что через него, как через амулет, его чувства передадутся подарившей платок девушке.

В случае расстройства любовных отношений, девушка имела право потребовать обратно свой подарок. Но парни часто удерживали его, не возвращали.

Парни отдаривали более дорогими подарками: полушалками и шелковыми платками, которые назывались на Усье оповязками. Дарили они также кольца.

В качестве залога, гарантирующего обещание выйти взамуж, отдавались иногда девушками и части личного женского туалета.

Девушка-колхозница, имея свой собственный заработок, обзаводится не только ботинками, но и зонтиком, а то даже и велосипедом.

Ребята несравненно меньше заботились о туалете. Их идеалом была хорошая гармошка и, — во времена единоличной деревни, — хороший конь в дорогой запряжке. Если родители не давали денег на гармошку, парень нередко своею рукою реквизировал отцовские достатки, таскал хлеб из гумна или амбара. Высшим шиком было проехаться на хорошем коне, со звоном колокольца, с ревом тальянки.

Хороших лошадей с богатой запряжкой могли иметь, конечно, не все ребята, только принадлежав

Источник

Жил на свете мальчик Андрюша Рыженький. Это был трусливый мальчик. Он всего боялся. Он боялся собак, коров, гусей, мышей, пауков и даже петухов.

— Ах, как плохо, что ты всего боишься! Только храбрые люди хорошо живут на свете. Только они побеждают врагов, тушат пожары и отважно летают на самолётах. И за это все любят храбрых людей. И все их уважают. Дарят им подарки и дают ордена и медали. А трусливых никто не любит. Над ними смеются и потешаются. И от этого у них жизнь бывает плохая, скучная и неинтересная.

— С этих пор, мама, я решил быть храбрым человеком. И с этими словами Андрюша пошёл во двор погулять. А во дворе мальчишки играли в футбол. Мальчишки эти, обыкновенно, задевали Андрюшу.

— Эй вы, мальчишки! Сегодня я не боюсь вас! Мальчишки удивились, что Андрюша так смело им крикнул. И даже сами немножко испугались. И даже один из них — Санька Палочкин — сказал:

Но мальчики не ушли. Один дёрнул Андрюшу за нос. Другой сбил ему кепку с головы. Третий мальчик ткнул Андрюшу кулаком. Короче говоря — они немножко побили Андрюшу. И тот с рёвом вернулся домой.

И тогда Андрюша незаметно от мамы взял бабушкину палку и с этой палкой пошёл во двор. Подумал: „Вот теперь я буду сильней, чем обычно. Теперь я разгоню мальчишек в разные стороны, если они на меня нападут».

Размахивая палкой, Андрюша сказал этой собаке: — Попробуй только залай на меня — получишь по заслугам. Узнаешь, что такое палка, когда она прогуляется по твоей голове.

Собака начала лаять и бросаться на Андрюшу. Размахивая палкой, Андрюша раза два ударил собаку по голове, но та забежала сзади и немного порвала Андрю-шины штаны.

— Мама, как же это так? Я сегодня был сильный и храбрый, но из этого ничего хорошего не получилось. Собака разорвала мои штаны и чуть не укусила меня.

сколько времени держать градусник собаке
Обязательно, Сергей, обязательно. Конечно, для правильного подхода необходимо оборудование — но получить представление о том, что такое sous-vide, и каковы его преимущества, позволит даже такая кустарная метода.

Добр

— Ах ты, глупый мальчонка! Недостаточно быть храбрым и сильным. Надо ещё

Источник

Что я сделала не так?

С утра – споры. Обидно. Хочется зарыться в одеяло. Укутаться, отгородиться от обидчиков, взять тайм-аут… Кто мой обидчик? Мама. Снова чем-то недовольная. А ведь еще вчера было все так хорошо! Ну почему, почему нельзя просто жить, без всех этих криков? Ну что я опять сделала?

Попытки примирения безуспешны. Слишком меня «зацепило». Обида еще слишком давит горло. Но плакать нельзя – чтобы мама тоже не заплакала. Иначе – все.

Остаюсь одна в пустой (не считая собаки) квартире и с опустошенной душой. Горько и противно. Сажусь на диван, начинаю рефлексировать. Что я сделала не так? В чем моя ошибка? Голос ли мой, недовольная ли интонация разозлили маму? Ах да, еще и вечное неумение слушать и привычка перебивать…

Хочется слушать Цоя. Хочется быть одной… При этом четко осознаешь, что не можешь спокойно слушать музыку, есть, пить, жить, в конце концов, – не примирившись с мамой. Не найдя решения для примирения.

Так ежедневно происходит во мне битва – маленькая битва большой войны со своими обидами, вредными привычками, со своим эгоизмом. Казалось бы, «война без особых причин». Но только так я учусь прощать и завоевывать любовь своих близких.

у собаки отвалились когти
Я научу вас читать судьбу по звездам, видеть прошедшее и будущее на воде, правильно и безопасно преломить Зазеркалье, чтобы увидеть то, что скрывает незримая пелена нашего измерения. В зеркале и на воде можно увидеть по

После всего прочитанного мурашки по коже...Скажу честно,у меня тоже с мамой отношения всегда были мягко говоря \"не очень\". Мой отец поднимал на нее руку.Они периодически расставались, и в конце концов мы стали жить у бабушки и дедушки. Тут начался ад. Моя мама душила мою бабушку(свою же мать).Я помню все сцены до мелочей, для ребенка 4-х лет это стресс.Потом мама познакомилась с хорошим человеком и вышла замуж. Когда мне было 9, родился братик - смысл моей жизни,мой самый любимый человечек. Но с рождением брата все изменилось. Мама стала чаще кричать, могла дать звонкую оплеуху, душила,наваливалас

Источник

Чего мне меньше всего хотелось — так это устроить взрыв в новой школе. Особенно во время летних каникул. Но именно так все и произошло.

В понедельник утром в первую неделю июня мы с мамой сидели в машине перед входом в школу Гуди. Мама остановила свою малолитражку на 81-й Восточной улице, и мы с ней принялись рассматривать большое шикарное здание школы, у которого припарковалась целая шеренга разных «БМВ» и «линкольнов». Разглядывая причудливую каменную арку фасада, выходящего на Ист-Ривер, я прикидывал, примерно через сколько времени мне в этой школе хорошенько наподдадут и выставят вон.

— Расслабься, дружок.— Голос мамы звучал совсем не расслабленно.— Сегодня тебя ждет обычное собеседование. И пожалуйста, дорогой, имей в виду, здесь работает Пол, так что постарайся не устраивать... ну, ты понял.

Сейчас этот Пол Блофис — мамин друг — стоял на парадном крыльце и приветствовал будущих девятиклассников, которые поднимались по ступеням и входили в двери школы. В кожаной куртке, загорелый, с небольшой сединой в волосах, он здорово походил на какого-нибудь актера, хотя на самом деле был всего лишь учителем английского языка. Именно он сумел как-то убедить здешнее начальство принять меня в девятый класс, несмотря на то обстоятельство, что меня повыгоняли из всех школ, где я учился раньше. Честное слово, я предупреждал его, что мысль эта дурацкая, но он и слушать ничего не захотел.

Я вопросительно глянул на маму и увидел, как ее пальцы принялись нервно барабанить по рулевому колесу. Отсюда она собиралась ехать на работу и сейчас сидела жутко нарядная — в лучшем синем платье и туфлях на высоких каблуках.

— Тебе пора идти, дорогой. Вечером увидимся. Я уже вылезал из машины, когда, бросив еще один взгляд на парадное крыльцо школы, увидел, что как раз в эту минуту с Полом Блофисом здоровается девчонка с мелкими рыжими кудряшками, в темно-бор

Источник